ИСПАНИЯ - страна матадоров, фламенко и рыцарей без страха и упрека!
Главная страница

Агентство путешествий Краски Мира
Ибица, Коста Бланка, Коста Брава, Коста дель Соль , Коста Дорада, Майорка - Лучшие отели за лучшую цену. Экскурсионные и туры по Испании. При заказе с сайта скидка! Подробнее на нашем сайте >>>


Всё о Испании:
Туры в Испанию
Отели Испании
Отзывы туристов
Общая информация
Круизы

Курорты Испании:
Коста Бланка
Коста Брава
Коста дель Маресме
Коста Гарраф
Коста Дорада
Коста дель Соль
Балеарские острова
Майорка
Ибица
Канарские острова
Тенерифе
Мадрид
Барселона
Валенсия
Аликанте
Гранада
Кордова
Малага
Уэльва
Кадис
Севилья
Толедо
Саламанка
Сарагоса
Леон
Сантьяго-де-Компостела
Овьедо
Бильбао
Сан-Себастьян
Памплона
Сантандер

Взяли яхту и сплавали на блины

Проведя расчеты разных вариантов отдыха на яхте, мы решили проверить их на себе. Для этого мы арендовали яхту класса люкс на Канарских островах на одну неделю.

О блинах – забегая вперед, скажу, что в гостинице в городке Puerto de Castillio за ужином обнаружились настоящие русские блины. Не какие-то оладьи типа "блины", а настоящие блины – тоненькие и круглые. Выяснилось, что на острове Фуертевентура в этом отеле командует поварами некто Эди. Или Еdi – так написано на его бедже. Молодой повар из Каунаса делает успешную карьеру на Канарах, пользуясь тем, что местные повара не понимают вкуса европейцев и не могут для них готовить. Но несмотря на все его очевидные успехи, трудовую усталость и уверенность в завтрашнем дне, мне показалось, что ему здесь очень грустно и одиноко.

И еще – он просил привезти ему черного хлеба. Черного хлеба там не только нет, но его даже не из чего приготовить. Я теперь не скоро, наверное, поеду на Канары, но кто-то из читателей наверняка ведь поедет. Возьмите с собой черного хлеба. Только упакуйте как следует. Спасибо.

Под парусами

Яхта и ее капитан

Мы примерно представляли себе чего можно ожидать от отдыха на яхте, но столкнулись с неожиданностями, на которые хотелось бы обратить особое внимание. Готовясь к поездке надо проверять репутацию не только туристической компании, но и шкипера. Не стоит стесняться просить его показать судоводительские документы и предоставить рекомендации. Многие неприятные ситуации, в том числе опасные для жизни, могут быть созданы самим капитаном.

А начиналось все так. Boeing 767 летел из Домодедово до аэропорта Тенерифе-южный почти 7 часов. Маленький автобус, который предоставила нам компания, сдающая в аренду яхту, довез до марины Radazul на востоке острова минут за сорок. Наконец в ночной темноте мы поднялись на борт лодки и кое-как разместились в каютах.

Здесь мы столкнулись с первым сюрпризом. В Москве мы договорились об аренде лодки типа Oceanis 411, однако хозяйка чартерной компании предложила нам взять другую, так как на "нашей", по ее словам, что-то случилось с рулевым управлением. Единственное, что она смогла предложить нам взамен, оказалось самой большой яхтой флотилии – типа Oceanis 473. Называлась она "Вкус" (Sabor). Принцип такой же, как и в компаниях по найму автомобилей – вы оплачиваете аренду автомобиля определенного класса, а если на момент вашего прибытия такого автомобиля не оказывается, вам без доплаты дают автомобиль классом выше. Так у нас получилось и с яхтами.

Цифры после названия яхты обычно означают длину в футах. Заказанная нами лодка была больше 13 метров. На ней было четыре двухместных каюты, два туалета с душем, кухня-кают-компания – в общем, все необходимое. На лодке, которая нам досталась, было такое же количество кают, но длина корпуса была уже больше 15 метров, а значит и места было больше. Кроме того, большие лодки меньше болтает на волне, что немаловажно.

К следующему вечеру, обойдя все местные пивные, закупив в магазине продукты и уже нормально разместившись на лодке, мы вышли, наконец, в море.
Наш капитан, который тоже приехал с нами из Москвы, обладал вполне пиратской внешностью и не менее пиратской фамилией Самоваров.

Советую скушать что-нибудь вкусненькое

Вообще экипаж состоял из двух групп: нанятых капитана и кока – с одной стороны, и семи "туристов", которые, собственно, все это мероприятие оплачивали – с другой. Надо сказать, что официально, с точки зрения владельцев яхты, мы были просто дружеской компанией, т.е. о сдаче яхты в субаренду речь не шла.

Первое досадное происшествие случилось сразу при выходе из марины. Мы оторвали электрическую розетку, с помощью которой яхта питается электричеством на стоянке от береговой сети. Штекер остался у нас на борту, а конец оторванного кабеля упал в воду. Мы обнаружили это обстоятельство уже в море только минут через 30 после выхода. Пришлось возвращаться в марину, извиняться и забирать оставшийся кабель. Мы надеялись починить его позже.

С Тенерифе мы решили отправиться на восток на остров Лансерот. Это около 150 миль. Ветер был слабый, под парусами яхта развивала скорость около двух узлов, и было принято решение идти под мотором. Узлов 8 - 9 мотор обеспечивал.

Так мы и шли под мотором навстречу волне выстой 2 -3 метра – ночь, день и еще одну ночь. Ничего интересного вокруг не происходило. Не было видно ни берегов, ни судов. Яхта шлепала с волны на волну, мотор тарахтел. Экипаж лежал в разных позах в кокпите. Некоторые спали. Иногда с носа на кокпит прилетали брызги. Лица большей части нашего экипажа приобрели бледно-зеленый оттенок. Значительная часть съеденной накануне пищи доставалась рыбам.

Если вам плохо и вы уже опустошили желудок, то когда будет возможность – съешьте что-нибудь вкусненькое – тогда в следующий раз тошнить будет гораздо приятнее.

Многие между сеансами морской болезни успевали даже выпить что-нибудь крепкое.

Некоторое время нас сопровождала стая небольших дельфинов – они выпрыгивали из воды возле бортов. Холодно не было, но снять теплую флисовую куртку не хотелось.

На вторую ночь мы подошли к острову Грасиоса. Оказалось, капитан, никому ничего не сказав, немного изменил курс и решил подойти не к южной части Лансероте, а 50-ю милями севернее к небольшому островку Грасиоса.

В темноте мы начали постановку на якорь в проливе между Лансероте и Грасиоса. Поскольку так получилось, что я непрерывно рулил лодкой подряд часов десять, я пошел в каюту спать. Вскоре я проснулся от звука работающей какими-то странными рывками лебедки якоря. С палубы раздавались крики и топот. Я пошел посмотреть - что происходит.

Полная луна позволяла разглядеть, что яхта стоит между островами. Берег Грасиосы был где-то рядом, на него набегала небольшая пенистая волна.
Я спросил у кого-то: "чё случилось?". Кто-то из темноты ответил: "на мель садимся".


В ходе короткой конференции экипажа удалось восстановить картину событий.

Яхта выходит на берег

Дело было так: мы стояли на якоре, под килем было около 5 метров. Начался отлив. Капитан принял решение сменить место стоянки – найти где поглубже. Вода продолжала падать. Мы сменили место стоянки, но неудачно. Глубина стремительно уменьшалась, а уйти на новое место – на глубину мы уже не могли - вокруг яхты было уже слишком мелко.

Кроме того, якорь застрял в рифах и поднять его мы не смогли. В этот момент раздался первый стук – это киль ударился о грунт. Яхта качнулась и все кто был на палубе, ухватились за ванты и леера. Довольно неприятное ощущение возникло, но чувства опасности не было.

Затем киль стал биться о дно все чаще и чаще, яхта кренилась все сильнее и постепенно легла на левый борт кормой в сторону берега.
Мы лежали почти на берегу. Глубина рядом с яхтой уже была где-то по пояс.

Практически весь экипаж уселся на том борту, который оказался выше, мы откупорили литровую бутылку Балантайнса и начали встречать рассвет. Вода продолжала уходить.

В проливе появились огни каких-то судов. Заметив наш топовый огнь, ближайшее судно изменило курс и осветило нас прожектором. Подойти близко они не могли и нам пришлось отправить навстречу маленькую делегацию на надувной лодке. На наше счастье один из членов экипажа (и это не был капитан Самоваров) говорил по-испански.

Местные рыбаки как раз выходили на рассвете в море, когда обнаружили нас – бросив свои дела, они приступили к спасательной операции. Руководил ими некто Пепито. Они понимали только свой испанский язык и по-английски не понимали даже самые простые фразы. Это создавало определнные трудности.
Надо еще раз отметить удивительное дружелюбие местных жителей и их желание помочь. Деньги за свою помощь, усилия и потраченное время брать они категорически отказались.

Спасательная операция

Рыбаки отдали два своих якоря на значительном расстоянии от берега. Концы с этих якорей были заведены через носовой клюз нашей лодки, проведены вдоль бортов и заданы на основные лебедки. Один конец был заведен на топ мачты. За него сбоку тянула рыбацкая лодка, обеспечивая нам необходимый крен чтобы при снятии мы не цепляли килем о грунт.

Пока продолжался отлив, якоря рыбаков мешали волнам выкидывать нашу яхту дальше на берег. Когда начался прилив, мы под руководством Пепито начали потихоньку натягивать якорные концы. Рыбацкая лодка оттягивала нашу мачту. Вода постепенно прибывала, мы постепенно крутили лебедки. За несколько часов удалось сняться с мели и встать на ровный киль.

Как оказалось, лодку мы все-таки повредили несмотря на то, что грунт был достаточно ровный.
В левом борту образовалась трещина – ниже ватерлинии, длиной сантиметров 40.

На полу кают-компании плескалась вода и не было понятно – это просто натекло через незадраенный иллюминатор (забыли закрыть в туалете) или лодка берет воду через дыру.

Момент был неприятный. За саму лодку, конечно, несет формальную ответственность только капитан, а вот что делать на микроскопическом острове в 150 милях от аэропорта, если лодка выйдет из строя – не понятно. Был шанс, что отпуск накроется.

К счастью, течи через трещину не было. Во всяком случае, мы ее не обнаружили.

В порту острова имелся кран для подъема лодок и можно было бы поднять яхту – осмотреть днище. Но в случае обнаружения трещины власти порта запретили бы нам выход в море до завершения ремонта. Поэтому капитан заявил властям, что у нас "Но проблем" и тщательно осматривать повреждения мы не стали. В ответ власти сделали вид, будто нас здесь не было.

Договорившись выходить в море завтра утром, мы приступили к праздничному банкету в честь спасителей - рыбаков.

Ночные забавы

А теперь о самом неприятном в этой поездке.

Любое плавание должно быть подготовлено и выход в море должен быть надежно обеспечен с точки зрения безопасности. В море могут произойти разные вещи, яхта может столкнуться с неприятными явлениями. И выхода тут два – либо мы сделаем все, чтобы избежать неприятной ситуации, либо мы к ней хорошо подготовимся.

Наша яхта, несмотря на свой размер, не была предназначена для ночного плавания в условиях ограниченной видимости. Хозяева яхты готовили ее лишь для дневных переходов. У нас не было радара, например.

Тем не менее, по каким-то причинам, понятным лишь одному капитану, мы опять вышли в море на закате. Внезапно прекратив банкет и выгнав на берег гостей, мы отчалили.

Первые несколько ночных часов прошли нормально. Штиль. Полный штиль – океан как зеркало, полная луна, гигантские звезды. Мы прошли под мотором несколько десятков миль, когда неожиданно опустился туман. Стало совсем ничего не видно. Полная луна делала туман светящимся со всех сторон сразу. Темная вода окружала нас где-то метров на 20, а потом вставала неприступная белая стена, похожая на вату.

Наша яхта подошла с севера к проливу между островами Лансероте и Фуертевентура. Здесь рядом два порта. Никто из нас не знает – когда в этом проливе проходят большие суда. Мы находимся, судя по GPS, в километре (1,6 км если точно) от скалистого берега.

Снижаем скорость до минимальной. Делая менее двух узлов, описываем небольшие круги. На носу все время находится впередсмотрящий. Удивительно, но капитан даже не предложил (и не заставил) его надеть спасательный жилет.
Мы глушим мотор каждые 10-20 минут и слушаем туман...

В эфире на 16-м дежурном канале – какой-то пьяный бред: "I'm calling monkey. Shut up, shit, fuck you… Ha-ha-ha" – и так всю ночь. Наш капитан, который не говорит ни на каком иностранном языке, не в состоянии выйти в эфир и, как обычно делают в тумане, сказать: "я яхта такая-то, нахожусь в тумане, мои координаты такие-то, будьте осторожны в этом районе". Мы снимаем показания GPS, наносим на карту. Бортовой картплоттер, показывающий наше положение на электронной карте, начинает выходить из строя – пропадает контрастность экрана. Временами на экране почти ничего не видно.

На 16-м канале слышим сообщение: "Я "Махачкала-16", следую в Санта-Круз, прошу разрешения на заход". Где по отношению к нам находится эта "Махачкала"? Очень не хотелось бы быть раздавленными этим, судя по всему, большим судном. В соответствии с правилами, считаем себя "ближе к опасности", однако, что мы можем сделать в этой ситуации? И в этот момент мы слышим Звук. Звук по левому борту. Это дежурный на носу вовремя его обнаружил.

Нам-то на корме ничего не слышно – мешает наш собственный мотор. Звук похож на сочетание шелеста волн и работы мощного мотора. Не исключено, что это рассекает воду большое судно. Пеленг звука не меняется - все время примерно 30 градусов по носу слева.

Мы стопорим мотор и прислушиваемся. Звук постоянный, пеленг не меняется – не исключено, что судно движется на нас. Капитан решает достать фальшфееры и туманный горн.

Выглядит все это печально.

В тумане

У меня возникают сомнения – видны ли фальшфееры с мостика большого судна, идущего в тумане, если этот мостик находится на высоте, например, 30 метров над уровнем моря? Хотите обсудить этот вопрос? С теми яхтсменами, кого раздавили в темноте танкеры?
К примеру, рядом с нами на берегу должен светить маяк. По лоции дальность видимости его огня - 17 миль. Мы в одном километре от маяка – огня не видно.

Может быть, это вообще звук от шоссе – это машины?

К нашему счастью, через несколько часов поднялся небольшой ветерок по верху тумана. Кое где появились звезды (и наверное, Юпитер, если не ошибаюсь). Первым делом мы заметили в небе луч, похожий на лазерный, вдоль которого летел самолет. Это я думаю, был глиссадный оптический маяк аэродрома. Постепенно стал пробиваться и луч маяка.

А тот Звук, который привел нас в трепет и заставил шевелиться каждый волосок на нашей голове, оказался впоследствии звуком самолетных двигателей – напротив нас на берегу был аэродром. Но это стало ясно потом.

Спустя минут 40 мы вошли в горло пролива и туман постепенно рассеялся. Слева мы увидели огни Лансерота – справа огни Фуэртевентуры.

К сожалению, капитан проигнорировал совет наших новых друзей-рыбаков с Грасиосы о том, что за два часа до прибытия в марину Playa Blanca нужно запросить разрешение на заход на 9-м радио-канале. Капитан этого не сделал, и зайти в марину нам не разрешили.

Пришлось вставать на якорную стоянку. И здесь мы тоже под руководством капитана выступили не очень хорошо – мы встали практически на судовом ходу паромов. То есть утром – часов в 7 – первый же паром обнаружил бы нас у себя под носом, и у нас были бы неприятности. Однако служащие марины приплыли к нам на надувной моторке и попросили переставить яхту туда, где по карте обозначена якорная стоянка. Пришлось переставляться на новое место.

К 6 часам утра, а моя вахта тому моменту длилась уже 12 часов, я решил, что больше сегодня проблем не предвидится, и пошел в каюту. Сон застал меня по пути, так что я отрубился, едва успел стянуть с себя совершенно мокрую после тумана одежду.

Следует сказать еще вот о чем. Пока ночью в тумане вахта прислушивалась к Звуку, пока мы маневрировали в тумане, а где-то рядом проносились корабли-убийцы типа "Махачкалы" – остальная команда мирно спала в каютах и не имела никаких шансов на спасение в случае чего.

В бухте
У бетонной стенки

Несколько часов у берега Лансероте и мы держим путь дальше - на Фуертевентуру. Зайдя в северный порт Фуертевентуры – Corralejo – с третьего раза капитану удалось привести лодку к плавучему пирсу. В офисе коменданта порта нам сообщили, что это место зарезервировано, поэтому нам пришлось покинуть его и встать у бетонной стенки. Местный полицейский уверил нас, что здесь стоять, во-первых, крайне неудобно (перепады уровня прилива - отлива – до 2 метров), а, во-вторых, это место зарезервировано для гвардии-сивиль (пограничных катеров). Он сообщил нам, что если до семи часов место, на которое мы встали до этого, не будет занято, то мы сможем его занять. Однако, на это обстоятельство наш капитан не обратил никакого внимания – он был доволен тем, что нам просто разрешили остаться. Вместе с тем, место у плавучего пирса всю ночь оставалось свободным, и, если бы мы его заняли, то избежали бы ненужных хлопот.

Ночью – как ни странно – случился отлив. Перепад воды, как и на Грасиосе, более двух метров. Пока команда боролась в портовых ресторанах с последствиями стресса, лодка опустилась почти на два метра ниже кромки пирса. Вернувшись, мы обнаружили это обстоятельство и поинтересовались у капитана, какие возможности есть для попадания на борт. Капитан пробормотал из каюты что-то типа "нечего шляться по ночам". Положение спас кок Дима, который бросил нам конец, по которому мы, как макаки, попали на палубу яхты.

И наконец под парусами

Утром, так и не забункеровав топливо и не зарядив аккумуляторы, мы вышли в море. На выходе из порта наша яхта чудом избежала очередной посадки на мель, но на этот раз все, к счастью, обошлось. Океан встретил нас приличной волной и ветром около 6 баллов. Наконец-то у нас появился шанс пойти под парусами и потренироваться в самом хорошем смысле этого слова.
Достигая скорости в 8-9 узлов и подпрыгивая на волнах, наша лодка бодро перемещалась к югу Фуэртевентуры. Качка сопровождалась ритмичным грохотом незакрепленной в камбузе посуды и неубранных в кают-компании вещей. Некоторые особенно крутые волны заливали нос и окатывали членов команды, находящихся в кокпите. В какой-то момент один из членов экипажа отправился на нос. Надо сказать, что ушел он туда без спасжилета и фала. Капитан на этот факт не обратил никакого внимания, пренебрегая правилами безопасности, но исполнять маневр "человек за бортом" нам, к счастью, не пришлось.

Пройдя несколько часов под парусами и получив хороший урок работы с ветром, мы прошли мимо столицы Фуертевентуры – Пуэрто-дель-Росарио. Это небольшой город с аэропортом. Самолеты садятся вдоль пляжа на весьма кривой аэродром.
Оставив столицу позади, мы вошли в марину города Puerto de Castillio, который расположен чуть южнее.

Здесь была сложная навигационная обстановка – со всех сторон скалы, рифы, мели, узкий и извилистый фарватер, множество навигационных знаков и при этом свежий ветер с моря в сторону берега, волнение, течения и т.д. К этому моменту у нас начал глючить эхолот (кто не знает – показывает глубину) – иногда он вдруг начинал в заведомо глубоком месте показывать глубину около двух метров, а это значит: все, приплыли – мель.

Нашему капитану все же удалось без потерь войти в бухту, хотя по дороге он напугал капитана встречного туристического катамарана – маневрирование по отношению к нему с нашей сторны было, мягко говоря, грубым. Мне было стыдно.
Туристы на встречном судне визжали от восторга и фотографировали нас. Капитан катамарана отвернулся.

На пирсе нас приветствовал аккуратный и очень дружелюбный испанский господин, заправлявший от бензоколонки свою машину. "Хорошо, что вы пришли в порт, – сказал он, – погода портится – все яхты уже в марине". "Газолина ес? Но? – спросил его по- кастильски наш капитан, сопроводив это неопределенными жестами. Господин посмотрел на капитана Самоварова с недоумением, но ничего не ответил. Мы привязали лодку и отправились на берег.

Автор: Юрий Кузнецов
Источник: gazeta.ru

Rambler's Top100
реклама / контакты