ИСПАНИЯ - страна матадоров, фламенко и рыцарей без страха и упрека!
Главная страница / Бильбао / Ротко в пейзаже

Агентство путешествий Краски Мира
Ибица, Коста Бланка, Коста Брава, Коста дель Соль , Коста Дорада, Майорка - Лучшие отели за лучшую цену. Экскурсионные и туры по Испании. При заказе с сайта скидка! Подробнее на нашем сайте >>>



Всё о Бильбао:
Отзывы о Бильбао

Путеводитель по Бильбао:
Карты Бильбао
Ротко в пейзаже

Всё о Испании:
Туры в Испанию
Отели Испании
Отзывы туристов
Общая информация
Круизы

Ротко в пейзаже

Прогулку по Бильбао надо начать с музея Гугенхайма, а закончить соленым тунцом в ресторане.


Все мои знакомые, бывавшие в Бильбао, восторженно цокали языком, вспоминая музей Гугенхайма, правда, описывали в основном фантастическое здание архитектора Фрэнка Гери и отмахивались от вопросов о том, что находится внутри. Я даже в какой-то момент заподозрила, что там и нет никакой коллекции. Словом, легче всего показалось поехать и посмотреть.

Туристов в Бильбао — уйма. И именно открытие 15 лет назад музея Гугенхайма обеспечило городу их наплыв. В кафе я разговорилась с обедавшими там пожилыми французами, и они этот музей честили почем зря: когда-то, по их мнению, здесь было спокойно и тихо, а теперь повсюду толпы любознательных японцев и прочих страстных путешественников. То ли было раньше: отдыхай на океанском берегу в свое удовольствие, а если уж слишком припечет причаститься высокого, зайди в местный музей и наслаждайся оригиналами Коро, Мане и Сезанна.

В общем, окончательно заинтригованная, я поняла, что визит в музей Гугенхайма неизбежен. Здание, действительно, оказалось выше всяких похвал. Не случайно журнал «Тайм» назвал это творение Фрэнка Гери «самым выдающимся строением ХХ столетия». К слову говоря, мнение знатоков не всегда разделяют рабочие, которым приходится непосредственно воплощать в стекле и бетоне фантазии этого классика современной архитектуры. Один мой приятель, долгое время живший в Лос-Анджелесе, три года ходил на работу мимо стройки, где возводили очередной шедевр Гери. Так вот, он рассказывал, что строители проклинали архитектора за невообразимые конструкции, созданные его воображением. «Всю жизнь… как нормальный человек, строил нормальные здания с прямыми углами, а теперь это», — жаловался один из них. Глядя на то, что соорудил Гери в Бильбао, начинаешь понимать этого рабочего и искренне ему сочувствуешь. Но одновременно признаешь, что трудно себе представить лучшее пространство для демонстрации химер и парадоксов, рождающихся в столь же индивидуалистичном и игнорирующем какие-либо классические каноны, как и у американского архитектора, сознании мастеров contemporary-art. Я-то сама больше люблю импрессионистов, а к поп-арту, например, совершенно равнодушна. Но зато теперь, после похода в музей Гугенхайма в Бильбао, могу в какой-нибудь компании с умным видом заявить, что видела в оригинале Джеймса Розенкиста, который обожал рисовать тюбики с губной помадой, и «Сто разноцветных Мерилин» вкупе с сотней же Мао Цзэдунов нашего культового земляка Андрея Ворголы, прославившегося, впрочем, под именем Энди Уорхола.



Одним из главных хитов музея в Бильбао (еще два заведения фонда Гугенхайма находятся в Нью-Йорке и Венеции) считается коллекция полотен американского экспрессиониста Марка Ротко. Правда, как и Уорхол, он тот еще американец, в смысле тоже эмигрант. И тоже из Старого Света. Родился этот художник аккурат 100 лет назад в Двинске (это на территории сегодняшней Латвии). В еврейской семье (так что довольно смешно, когда, скажем, рекламируя новые духи от «Carolina Herrera», глянцевые журналы пишут, что их флакон «решен в духе творений модного русско-американского художника Марка Ротко»). Модным, кстати, Маркус Ротковиц (таково его настоящее имя) стал далеко не сразу. И к стилю, принесшему ему известность, подбирался довольно долго. В 30-х годах он еще писал вполне фигуративную живопись, хотя уже и тогда любил искажать пропорции людей и предметов. Затем увлекся сюрреализмом, начав изображать некие биоморфные формы. И только к началу 50-х стал работать в русле абстрактного экспрессионизма, решительно отказавшись от всякой предметности. Тут-то и настигла его слава, пусть и не столь бешеная, как у Джексона Поллока, но и ничуть не эфемерная. К своему творчеству (возможно, сказалось происхождение) Ротко, кстати, относился как к миссии. Картины считал иконами, перед которыми зритель должен переживать религиозные чувства, а своим искусством старался передать трагедию человеческого существования. Насчет религиозных чувств — не знаю (меня не посетили), но вот что касается трагизма — в этом художник преуспел. Возможно, виной тому его мрачный характер: Ротко был ярко выраженным ипохондриком, бесконечно судился, рассорился со всеми друзьями, а закончил жизнь, не вынеся развода с женой и очередного приступа депрессии, самоубийством в 66 лет. А может, настоящие художники и рождаются для того, чтобы напоминать людям о тяжести их удела? Ротко, по крайней мере, делал это весьма оригинально. Сам он формулировал свою задачу как «простое выражение сложной мысли». На практике это выглядит так: как правило, большого размера полотно, разделенное на цветовые плоскости. Каждое полотно — отчетливая иллюстрация той или иной эмоции. Какую эмоцию выражает композиция, состоящая из двух монохромных прямоугольников — серого и черно-бурого, вы, наверное, догадываетесь. Хотя, как ни дико это звучит, от некоторых из этих депрессивных монохромных абстрактных холстов невозможно оторвать глаз.

И все же природа совершеннее искусства. Кармин гор и лазурь океана в Бильбао приковывают взгляд сильнее, чем самые знаменитые шедевры из музея Гугенхайма. Люди, правда, как всегда, норовят нарушить прекрасный пейзаж, например, воткнув среди естественной красоты какой-нибудь склад соленого тунца. Но с этим приходится примириться: в стране басков много и вкусно едят, и соленый тунец, наряду с кальмарами в собственном соку, является местным деликатесом. Поверьте, стоит его отведать.

Автор: Светлана Пыркало, при участии Сергея Васильева
Источник: "Столичные новости"

Rambler's Top100
реклама / контакты